Укрощение «черных лебедей»: как отрасли отечественной экономики ответили на коронакризис

Российский бизнес смог быстрее адаптироваться к коронакризису, чем предполагалось, а правительство оперативно реагировало на новые вызовы. В то же время эффективность мер поддержки была разной для разных отраслей и во многом зависела от качества взаимодействия бизнеса с профильными ведомствами. Об этом рассказали эксперты ВШЭ — авторы коллективной монографии «Ответ российского бизнеса на пандемию COVID-19. На примере шести отраслевых кейсов», выпущенной Издательским домом ВШЭ. Презентация работы прошла на днях в Вышке.

Исследование было проведено тремя подразделениями НИУ ВШЭ — Институтом анализа предприятий и рынков, Центром исследований структурной политики и Институтом «Центр развития» — совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП).

Открывший презентацию вице-президент ВШЭ Лев Якобсон назвал книгу «очень корректной работой, подготовленной совместно учеными и практиками». «Сам проект деловой, давайте проведем такое же деловое обсуждение», — предложил он.

Лев Якобсон, фото: Высшая школа экономики

Один из соавторов монографии, директор Института анализа предприятий и рынков (ИАПР) ВШЭ Андрей Яковлев, отметил, что исследование было начато летом 2020 года, в момент высокой неопределенности в экономике. Идея проекта была в том, чтобы, не дожидаясь данных официальной статистики, получить оценки происходящего непосредственно от людей, которые работают в бизнесе.

«С самого начала мы были ориентированы на практические результаты, готовили аналитические записки для правительства, провели серию публичных экспертных семинаров... Выход монографии дает хорошую возможность обсудить происходящее сейчас в российской экономике и перспективы ее развития», — сказал Андрей Яковлев.

Он отметил, что с первых интервью стало ясно, что российский бизнес проходит кризис лучше, чем ожидалось. Это стало возможным благодаря высокой степени готовности российских компаний к появлению «черных лебедей». Свою роль сыграл кризис 2014–2015 годов, приведший к уходу многих неэффективных компаний и выработавший у выживших способность адаптироваться к резким негативным изменениям.

Андрей Яковлев, фото: Михаил Дмитриев / Высшая школа экономики

Андрей Яковлев подчеркнул более адекватную, чем раньше, реакцию правительства на кризис. «Возможно, были извлечены уроки из опыта реализации антикризисных мер в 2008–2009 и 2014–2015 годах. Кроме того, ожидания негативных сценариев на старте пандемии привели к мобилизации правительства. В результате, несмотря на некоторую задержку с реализацией мер поддержки весной 2020 года, помощь предприятиям была массовой и предоставлялась по понятным критериям», — сказал директор ИАПР ВШЭ.

Различия в прохождении кризиса отраслями объясняются качеством коммуникаций между бизнесом и государством. «Если бизнес приглашался к диалогу о мерах поддержки и к участию в выработке более адекватного их дизайна, такой подход смягчал тяжесть прохождения кризиса даже в самых тяжело пострадавших отраслях (как это было, например, в туризме). Если же профильные ведомства и регуляторы ограничивались сбором данных, соответствующие отрасли труднее проходили острую фазу кризиса и демонстрировали больший скепсис в оценках перспектив развития в посткризисный период», — отметил Андрей Яковлев.

Еще один соавтор монографии, директор по экономической политике ВШЭ, директор Центра исследований структурной политики ВШЭ Юрий Симачев, подчеркнул, что книга описывает не столько кризис, сколько отрасли российской экономики. Кризис стал ключом к их пониманию. Это книга о развилках и о том, что принимать решения нужно, сочетая макро- и микроуровни. Интервью, по его мнению, позволили понять поведенческие мотивы компаний, которые невозможно было понять по другим данным.

 Юрий Симачев, фото: Высшая школа экономики

«Для нас были некоторые открытия. Так, мы не ожидали настолько позитивной реакции представителей компаний на действия правительства и Минпромторга. Кризис подтвердил необходимость диалога, стало ясно, что невозможно все выработать в министерстве. Оперативность была уникальной: было множество пострадавших компаний в секторах с горизонтальной координацией, и то, что правительство сумело адекватно и оперативно распределить средства, — это демонстрация новых возможностей госаппарата», — сказал Юрий Симачев.

Он обратил внимание, что господдержка отдельных секторов положительно повлияла на прохождение ими кризиса, но одновременно повысила риски для компаний, не пользовавшихся ею ранее. «Кризис стал для нас индикатором, который позволил многое увидеть, в частности накопившиеся проблемы, на которые прежде не обращали внимания», — подытожил он.

Вице-президент РСПП Мария Глухова отметила важность независимой оценки ситуации в экономике. Она согласилась с мнением об успешной адаптации бизнеса к кризису. По данным опроса, проведенного РСПП в октябре 2021 года, более половины компаний считают, что в истекшем году они развивались успешно, а 30% — стабильно. Кроме того, даже в 2020 году 36% говорили о росте инвестиционной активности, а в 2021-м их доля выросла до 44%, значительная доля опрошенных заявила также о росте экспорта. Также впервые за время опросов в момент кризиса снизилась доля компаний, назвавших коррупцию важной проблемой для бизнеса.

Мария Глухова, фото: РСПП

Мария Глухова назвала полезным опыт взаимодействия с законодательной властью по вопросам внесения поправок в Трудовой кодекс, касающихся организации дистанционной работы. «Это не значит, что отношения были идеальными… Была излишняя нагрузка на бизнес, еженедельная отчетность, причем отчетность должны были представлять не только компании, претендующие на госпомощь», — отметила Мария Глухова. Она также рассказала, что многие компании воспринимали финансовую поддержку государства как токсичную, они опасались ее получения из-за чрезмерного надзора и вероятных санкций. «Бизнес оказался адаптивным, качество взаимодействия выросло, каналы коммуникации расцениваются как эффективные», — подытожила вице-президент РСПП.

Гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев отметил, что кризис дал толчок развитию ряда компаний и поменял парадигму. Если до кризиса отечественные компании были догоняющими, копировали иностранные образцы, теперь многие из них оказались в лидерах. «Пришлось догонять не нам, а нас, пандемия показала, что мы можем выходить на зарубежные рынки», — уверен он.

Виктор Дмитриев, фото: АРФП / Twitter

Он посетовал на чрезмерную зарегулированность сектора. По его мнению, отдельные представители государства действовали несогласованно и предложенные ими ограничения были чрезмерными. «Это было испытание и новые возможности, мы к ним адаптировались и организовали более содержательный диалог с государством, мы это воспринимаем как положительный момент», — подытожил Виктор Дмитриев.

Исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий Николай Комлев отметил, что IT-отрасль быстро адаптировалась к кризису вследствие заблаговременного перехода к новым моделям бизнеса и дистанционной работе. По его словам, взаимодействие с властью активизировалось после прихода нового правительства в январе 2020 года. Но при этом «есть более важные факторы, которые влияют на бизнес сильнее пандемии, — это дефицит кадров, импортозамещение, санкции, уголовное давление на бизнес». По его мнению, пандемия способствовала огосударствлению экономики и вытеснению частного бизнеса из инфраструктурных проектов. Крупные заказы преимущественно получают госкомпании, а IT-бизнес теряет возможность работы в масштабных проектах и поэтому не приобретает необходимых компетенций для широкого выхода на мировой рынок.

Николай Комлев, фото: АПКИТ

Директор департамента исследований и прогнозирования Банка России Александр Морозов указал на то, что результаты исследования ЦБ подтверждают данные монографии. Исследование показало значительный рост числа кредитов и заемщиков при снижении средней суммы кредита, банки стали активно выдавать льготные кредиты в рамках госпрограмм. Основными их получателями были финансово устойчивые компании, не бравшие прежде кредитов, — у них не хватало собственной ликвидности, и помощь государства оказалась своевременной.

Также исследование ЦБ показало, что в 2020–2021 годах число ликвидированных фирм было меньше, чем в прежние годы, небольшой всплеск наблюдался только в середине 2020-го при снятии моратория на банкротство. Кризис очистил рынок от низкопроизводительных компаний, которые закрывались чаще, чем в предыдущий период.

Александр Морозов, фото: ЦБ России

Одновременно серьезно пострадали молодые компании, созданные меньше трех лет назад. Также в 2020–2021 годах не наблюдался рост создания новых фирм. Наиболее успешно кризис преодолели компании, подстроившие свои бизнес-процессы под новые вызовы. Адаптация во многом прошла за счет ускорения цифровизации. «Цифровизация оказалась ключевым инструментом, который позволил бороться с “черным лебедем”», — сказал Александр Морозов. Коронакризис послужил ее триггером и вызвал рост производительности в отраслях, где цифровизация шла наиболее активно, и, если процесс охватит новые сектора, темпы роста экономики могут увеличиться.

Также, по его мнению, перестройка глобальных цепочек добавленной стоимости вызовет рост издержек, что означает: в обозримом будущем издержки будут провоцировать более высокий рост цен.

Александр Широв, фото: scientificrussia.ru

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН член-корреспондент РАН Александр Широв вспомнил слова академика Виктора Ивантера, что востребованность экономистов растет при ухудшении ситуации в экономике. По его мнению, исследование подтвердило, что российский бизнес и государство оказались готовы к кризису благодаря механизмам многократного резервирования и их своевременному применению. Последнее оказалось возможным благодаря совершенствованию диалога власти и бизнеса. «Нас не устраивает возврат на докризисные рельсы развития, нам нужны более высокие темпы роста, важно понять, чего не хватает для изменения ситуации», — считает Александр Широв.

В обсуждении монографии приняли участие гендиректор Ассоциации европейского бизнеса Тадзио Шиллинг, президент ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров и исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе, а также академик РАН, руководитель отдела науки и инноваций ИМЭМО РАН Наталья Иванова, член-корреспондент РАН, руководитель направления «Макроэкономика и институциональная теория» ЦЭМИ РАН Виктор Дементьев, научный руководитель департамента социологии факультета социальных наук ВШЭ Александр Чепуренко, главный научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Татьяна Долгопятова, профессор УрФУ, главный научный сотрудник Центра исследований структурной политики ВШЭ Людмила Ружанская.

В завершение обсуждения вице-президент ВШЭ Лев Якобсон отметил: «Чем хуже положение в экономике, тем больше идей рождается». По его мнению, пандемия не закончилась, ее еще предстоит осмыслить. «Проект очень правильно сделан, и, надеюсь, он будет продолжаться. Его выводы интересны и поучительны», — подытожил он.

Фото: iStock

Дата публикации: 2022.01.21

Автор: Павел Аптекарь

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: