Сергей Пекарский: экономика России уже давно не полагается на иностранное кредитование

Минфин России на фоне санкций и блокировки части российских золотовалютных резервов произвел в марте две выплаты по еврооблигациям на 117,2 и 65,63 млн долларов, тем самым не допустив дефолта, который прогнозировали многие аналитики. О ситуации в финансовом секторе, о том, что такое дефолт и стоит ли его ждать в нынешних обстоятельствах, рассуждает Сергей Пекарский, профессор, декан факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Российские граждане при слове «дефолт» вспоминают события августа 1998 года. Чтобы осознать, какие риски для российской финансовой системы есть сейчас, необходимо прояснить понятия и сопоставить исторический опыт с текущей ситуацией.

Дефолт — это неисполнение заемщиком своих долговых обязательств. Если заемщик — правительство, речь идет про суверенный дефолт. Какие негативные последствия несет суверенный дефолт?

Первое и самое важное: практика показывает, что дефолт правительства может стать причиной более масштабного финансового кризиса. Суверенный дефолт может, во-первых, вызвать резкое обесценение (девальвацию) национальной валюты и банковский кризис. Собственно, так и было в России в 1998 году.

Второе, само по себе важное, но вряд ли первостепенное: дефолт приводит к кратко- или долгосрочному отключению от финансовых рынков. Международные кредиторы на протяжении определенного времени после дефолта считают крайне рисковыми инвестиции в государственные ценные бумаги, а также в экономику в целом. И правительство, и страна лишаются возможности прибегать к иностранному финансированию. Если при этом правительство сталкивается с проблемой хронических дефицитов бюджета, то невозможность их долгового финансирования может привести (при определенном участии Центрального банка) к монетизации бюджетных дефицитов и высокой инфляции. Есть и другие, но уже менее значимые последствия.

Итак, дефолт — это лишь одно из проявлений финансового кризиса. Для большинства россиян в 1998 году проблему составил не сам факт суверенного дефолта, а банкротство коммерческих банков и потеря вкладов, обесценение рубля и достаточно высокая инфляция, рецессия в реальном секторе экономики. При этом стоит напомнить, что эти проблемы, хоть и крайне острые, носили сравнительно краткосрочный характер: экономика России практически восстановилась уже в 1999 году.

С чем мы имеем дело сейчас? Какие риски реальны, а какие в большей степени надуманны? Что правительство РФ и Банк России могут купировать?

Начнем с проявлений финансовой нестабильности, с которыми мы имеем дело сейчас. В первую очередь на валютном рынке.

Вероятно, можно считать, что негативный шок на валютном рынке уже полностью реализовался и Банк России на него исчерпывающе отреагировал. Дальнейший рост курсов доллара и евро сдерживается ограничением спроса (лимитами на покупку иностранной валюты и на трансграничные перетоки капитала) и мерами по формированию предложения валюты со стороны экспортеров (продажа 80% валютной выручки).

Фото: iStock

При этом для правительства и финансовых позиций коммерческих банков нынешний шок имеет умеренный эффект. Экономика России уже давно не полагается на иностранное кредитование. Правительство имеет активы в иностранной валюте и, если не брать в расчет заморозку активов за рубежом, не нуждается в ее покупке для обслуживания госдолга. Внешний государственный долг России достаточно невелик благодаря консервативной фискальной политике в прошлом.

Банковский сектор находится в непростой ситуации как с точки зрения прямых проблем, связанных с санкциями, так и с точки зрения роста процентных ставок по депозитам. Но отсутствие больших долгов в иностранной валюте (как было в 2008 году) и исключение риска понести потери вследствие дефолта по внутреннему госдолгу (как было в 1998 году) говорят о достаточно стабильном его состоянии.

Кроме того, ввиду сжатия альтернативных источников размещения сбережений домохозяйств в условиях санкций, ограничений на покупку валюты, нестабильности фондовых рынков и так далее отток депозитов из банков маловероятен. Не исключено, что некоторые несистемообразующие банки могут столкнуться с проблемами, но у регулятора есть все возможности для исключения полномасштабного кризиса.

Теперь продолжим разговор собственно о возможном дефолте в нынешней ситуации. Суверенные дефолты бывают двух видов: стратегические (основанные на взвешивании издержек и выгод от отказа обслуживать или погашать долг) и вынужденные (основанные на невозможности выдерживать график платежей по обслуживанию и погашению долга). Кроме того, нужно отдельно рассматривать внутренний и внешний долг.

В случае с внутренним долгом правительство РФ имеет ресурсы для его обслуживания, не сталкивается с препятствиями и понимает важность исполнения обязательств перед резидентами для поддержания внутренней финансовой стабильности. В случае с внешним долгом ситуация выглядит беспрецедентной. С одной стороны, у правительства РФ есть необходимые для обслуживания долга средства в иностранной валюте. Но их блокировка может сделать обслуживание долга технически невозможным.

Можно ли в этом случае говорить о дефолте и каковы будут его последствия? Вопрос неоднозначный и с точки зрения экономики, и с точки зрения права. Отказ от исполнения обязательств со стороны западных банков, на счетах которых размещены российские активы, — это тоже, по сути, дефолт. При этом правительство РФ не отказывается от исполнения своих обязательств. Есть основания полагать, что обслуживание госдолга РФ будет так или иначе выведено из-под санкций и соответствующие платежные поручения от имени правительства РФ будут исполняться западными контрагентами. Эти операции только снижают резервы России, а отказ от них (т.е. дефолт) — это прежде всего потери для иностранных кредиторов. Кроме того, как было описано выше, сам суверенный дефолт по внешнему долгу не создаст для России новых проблем: это вряд ли дополнительно отразится на валютном курсе, не изменит ситуацию с точки зрения и так не планируемых иностранных инвестиций в Россию, не затронет российский финансовый сектор и, наконец, не отразится на имидже правительства РФ как заемщика, готового исполнять свои долговые обязательства.

На фото: Сергей Пекарский, автор: Александр Тиванов / Высшая школа экономики

Дата публикации: 2022.03.24

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: