Жизнь вне Страсбурга: какими должны быть национальные институты правосудия, чтобы заменить ЕСПЧ

Россия недавно вышла из Совета Европы, что означает постепенное прекращение рассмотрения жалоб россиян на нарушения их прав в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Теперь необходимо развивать подобные ЕСПЧ структуры в России и на евразийском пространстве. Научно-учебная лаборатория международного правосудия факультета права ВШЭ провела круглый стол «Выход России из Совета Европы: последствия и альтернативы».

Заведующая лабораторией Мария Филатова подчеркнула, что чрезвычайно быстрый выход России из Совета Европы создает немало правовых коллизий, в том числе касающихся рассмотрения уже поступивших в Страсбург жалоб российских граждан. В этой ситуации важно понимать, будет ли исполняться Европейская конвенция по правам человека и какова продолжительность юрисдикции ЕСПЧ. Пока решено, что конвенция продолжит действие до 16 сентября 2022 года. При этом неясна перспектива жалоб, уже поданных в суд и поступивших после этой даты, поскольку в их рассмотрении не будет, как предписывает регламент Европейского суда, участвовать российский судья. Возникает неопределенность выполнения уже принятых решений, отметила Мария Филатова.

 Мария Филатова, фото: Высшая школа экономики

Стажер-исследователь Лаборатории международного правосудия Никита Столярчук рассказал об истории выхода из Межамериканской конвенции по правам человека. Она отличается по процедурам обращения: в Межамериканский суд заявители могут обращаться по более широкому кругу вопросов, чем в ЕСПЧ. Из этой конвенции выходили две страны — Тринидад и Тобаго и Венесуэла, причем последняя дважды. Островное государство денонсировало конвенцию в 1998 году из-за несогласия с запретом применения смертной казни. Вскоре, в 1999 году, государство приостановило применение смертных приговоров, но законодательно отменять смертную казнь отказался парламент. Доклады ООН о состоянии прав человека в Тринидад и Тобаго указывают на использование пыток против подозреваемых и плохие условия содержания в системе исполнения наказаний, но при этом высокий уровень свободы слова. Венесуэла выходила дважды, последний раз — в сентябре 2012 года, отказавшись выполнять требование о восстановлении в должности судей Верховного суда, отстраненных с нарушением их статуса и процедуры, допустив смешение полномочий исполнительной, законодательной и судебной властей.

Стажер-исследователь Лаборатории международного правосудия Рафаэль Нугманов рассказал о выходе Танзании из Африканской хартии прав человека и народов, вступившей в силу в 1986 году. Эта страна вышла из числа поддерживающих хартию в апреле 2020 года после решений по ряду дел и постановления, отменившего смертную казнь в Танзании. Ранее, в 2016 году, выполнять ее требования отказалась Руанда. Тогда Африканский союз подчеркнул, что выход не будет иметь последствий для принятых решений. Согласно 34-й статье хартии частные лица и НКО получили право обращаться в Африканский суд и Комиссию по правам человека. Однако нужно иметь в виду, что комиссия не может полностью заменить суд, так как не имеет полноценного механизма возмещения ущерба. Кроме того, граждане Танзании сохранили возможность обратиться в органы ООН, но страна подписала только два договора: о ликвидации дискриминации женщин и соблюдении прав инвалидов.

Научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Евгений Фокин напомнил, что 46-я статья Конституции России сохраняет гражданам право на судебную защиту в международных судах, однако возникает вопрос участия России в соответствующих межгосударственных договорах. Нельзя, по его мнению, исключить возможность создания новых судов. Вероятно, возобновится дискуссия о создании российского суда по правам человека, однако раньше юристы высказались против этой инициативы, поскольку его организация противоречит 118-й статье Конституции и требует поправок в Основной Закон.

Евгений Фокин, фото: zakon.ru

Среди возможных вариантов защиты прав человека после прекращения юрисдикции ЕСПЧ Евгений Фокин назвал Евразийскую конвенцию по правам человека. Пока ее подписали и ратифицировали Россия, Белоруссия, Таджикистан и Кыргызстан, подписали, но не ратифицировали Казахстан и Армения. Во многом ее положения напоминают Европейскую конвенцию по правам человека. Конвенция СНГ предполагает использование Евразийская конвенция позволит вывести на новый уровень защиту прав человека в СНГ для стран, не представленных в Страсбурге.

Однако, отметил Евгений Фокин, необходимо обеспечить гарантии независимости и беспристрастности суда и механизмы исполнения его решений, чтобы эта структура не стала имитацией суда. Важно, чтобы суд добился уважения своих решений, при этом пример должны подавать руководители государств. Он напомнил: первый президент России Борис Ельцин подчинился первому решению российского Конституционного суда, принятому в 1992 году, когда КС признал антиконституционным его указ о создании министерства безопасности.

Другим вариантом создания механизма межгосударственной защиты Евгений Фокин назвал создание суда по правам человека в Евразийском экономическом союзе, который является более работающей структурой и предполагает активное взаимодействие между странами-участницами. Однако для его организации потребуется время, считает правовед.

Научный сотрудник Лаборатории международного правосудия Александр Евсеев рассказал о сегодняшней ситуации с выходом ряда стран из механизмов международного правосудия. По его мнению, бегство из соответствующих институтов приобрело в последние годы масштабный характер. Процедура выхода сопровождается различными сложностями. Так, экономический суд ЕС в Люксембурге испытывал определенные проблемы после брекзита, несмотря на установление переходного периода до 1 января 2021 года. Во время этого периода Великобритания выполняла нормы ЕС и ее граждане сохраняли право подачи исков в суд ЕС. Тем не менее, отметил Александр Евсеев, эта история стала примером цивилизованного выхода из органов международного правосудия. В то же время некоторые страны Восточной Европы, например Польша и Венгрия, саботируют решения ЕСПЧ. Так, Польша, формально не денонсируя ЕКПЧ и не выходя из Евросоюза, не выполняет решения, касающиеся вырубки Беловежской пущи и восстановления судей Верховного суда, уволенных по решению исполнительной власти.

Александр Евсеев напомнил также об истории, связанной с Филиппинами. В 2018 году президент этой страны Родриго Дутерте разрешил сотрудникам правоохранительных органов стрелять на поражение в заподозренных в наркоторговле. Одно из дел о таком произволе дошло до Международного уголовного суда ООН (МУС), который начал расследование, в ответ Филиппины вышли из-под юрисдикции суда. В 2017 году Африканский союз призвал к скоординированному выходу из суда, поскольку на тот момент девять из десяти расследований были африканскими и все обвиняемые были гражданами африканских государств. Некоторые страны, например Бурунди, Гамбия и ЮАР, вышли из МУС раньше.

Эксперт напомнил, что отказывались присоединиться к МУС не только страны третьего мира. В 2002 году президент США Джордж Буш отозвал подпись США под статутом, благодаря чему преступления американских военных не могут рассматриваться МУС. Также ряд стран подписали с США договор, по которому отказались передавать американцев в Гаагу. Более того, экс-президент США Дональд Трамп предпринял ряд атак на международное правосудие, в том числе ввел санкции против прокурора МУС (в том числе запретил въезд в США) после возбуждения им дела о преступлениях американских военных в Афганистане. Первоначально палата предварительного производства отказалась открывать дело, что вызвало комментарии о смерти МУС из-за страха перед Трампом и США. Затем это решение было обжаловано, и дело начали расследовать.

Мария Филатова предложила далее обсудить альтернативные механизмы защиты прав человека внутри страны.

Научный сотрудник Института исследований национального и сравнительного права ВШЭ Полина Малкова считает, что для эффективной защиты прав человека целесообразно активнее применять административную юстицию. Административные суды действуют во многих странах. В России принят Кодекс административного судопроизводства, но отдельные суды не созданы, и процессы, где граждане оспаривают действия и правовые акты госорганов и их должностных лиц, слушаются обычными судьями, не всегда понимающими специфику дел и уязвимое положение заявителей. Полина Малкова считает необходимым расширить право подачи индивидуальных жалоб в Конституционный суд.

Полина Малкова, фото: Высшая школа экономики

Также можно использовать опыт органов восстановления прав человека в системе исполнительной власти: агентства по защите окружающей среды и по продовольственной безопасности работают в ряде европейских стран, а в Великобритании действуют административные трибуналы по трудовым вопросам.

Более серьезную роль в защите прав человека в России может играть и прокуратура, которая, в отличие от многих стран, не подчинена исполнительной власти и имеет независимый статус, полагает эксперт. Права отдельных уязвимых категорий, считает Полина Малкова, могут защищать специальные агентства в системе исполнительной власти, подобные органы действуют в Индии и странах Латинской Америки.

На фото: Европейский суд по правам человека в Страсбурге, источник: echr.coe.int

Дата публикации: 2022.05.17

Автор: Павел Аптекарь

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: