Обучение онлайн: как студенты России и Белоруссии относятся к цифровой образовательной среде

Сторонники онлайн-инструментов в учебе, их противники, полагающие, что они снижают качество обучения и провоцируют нечестное поведение, а также те, кто увидел и положительные, и отрицательные стороны использования новых технологий, — на такие, примерно равные, группы разделились опрошенные студенты вузов России и Белоруссии. Институт образования ВШЭ и Московский государственный психолого-педагогический университет (МГППУ) провели совместное исследование, результаты которого представили на вебинаре в Вышке в рамках международного семинара «Измерения и анализ данных в психологии и образовании».

Тема вебинара — «Психологические барьеры принятия/непринятия цифровой образовательной среды студентами университета: кросс-культурное исследование на примере России и Белоруссии». Руководитель Научно-практического центра по комплексному сопровождению психологических исследований PsyDATA МГППУ Марина Сорокова напомнила, что онлайн-технологии обучения активно применялись и до пандемии. Например, в Германии их использовали 91% вузов. Число онлайн-курсов в цифровой образовательной среде очень велико. Распространено мнение, что новые технологии не подходят для ряда предметов, однако онлайн-курсы читаются не только по программированию, точным и гуманитарным наукам, но и по химии и даже некоторым медицинским дисциплинам. 

Исследования отношения к онлайн-обучению активизировались в связи с пандемией. Авторы представленной работы, пояснила Марина Сорокова, стремились ответить на вопросы, есть ли различия между студентами разных уровней образования в отношении к цифровым технологиям обучения и приводит ли онлайн-обучение к снижению результатов по сравнению со смешанным форматом. Изучались факторы, влияющие на использование или неиспользование онлайн-инструментов в учебе.

Авторы предполагали, что студенты магистратуры и получающие второе высшее будут учиться хуже, чем бакалавры, «родившиеся с гаджетами в руках». Изучались достижения студентов педагогических и психологических специальностей. Однако исследование не выявило статистически значимых различий в отношении к электронным курсам и в результатах освоения программы между поколениями и разными форматами обучения. Эксперт подчеркнула, что смешивать используемую университетом цифровую образовательную среду (ЦОС) с дистанционным обучением некорректно. В ЦОС входят электронные учебные курсы на цифровых платформах, вебинарные оболочки для ведения занятий, инструменты оценки академических достижений студентов и проверки оригинальности их квалификационных работ, наконец, пакеты данных для исследований и электронные библиотеки вузов.

Заведующая кафедрой психологии и педагогики дистанционного обучения факультета дистанционного обучения МГППУ Мария Одинцова отметила, что в образовании произошел культурно-исторический сдвиг, который привел к использованию разных цифровых форматов и гибридных моделей. Сформировалось понятие «цифровая педагогика», которое нуждается в осмыслении.

Одновременно требуется выработка мер по психологической защищенности, созданию условий для развития личности обучающегося, наконец, нужно оценить вероятность использования нечестных приемов при контроле знаний в цифровой среде. Авторы исследования оценивали отношение студентов к ЦОС по критериям удовлетворенности качеством обучения, безопасности и доступности применяемых цифровых технологий. Изучали также психологические барьеры, становящиеся препятствием для взаимодействия с образовательной средой. Если трудности посильны, то эти барьеры позволяют реализовать развивающую функцию, поднять мотивацию и интерес к учебе. Напротив, барьеры-блокаторы, превышающие внутренние ресурсы, затрудняют активность и снижают потенциал успешности деятельности студентов, рассказала Мария Одинцова. Такими блокаторами способны стать личные черты.

Фото: Белорусский государственный университет / В Контакте

Ведущий научный сотрудник Научно-практического центра по комплексному сопровождению психологических исследований PsyDATA МГППУ Наталия Радчикова отметила, что в опросе участвовали 1059 студентов из разных вузов европейской части России, а также 523 студента из Белорусского госуниверситета и Белорусского государственного педагогического университета. Подавляющее большинство респондентов (81% в России и 90% в Белоруссии) — девушки-студентки.

По словам Наталии Радчиковой, отличия между российскими и белорусскими студентами оказались невелики. Показатели «большой пятерки» черт личности (экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, нейротизм и открытость опыту) почти идентичны. Более или менее существенные отличия обнаружены в планировании целей учебы. В целом уровень удовлетворенности цифровой средой университетов России и Белоруссии примерно одинаков — 45,2 и 46,1 балла. При этом белорусы более высоко оценивают мотивацию к обучению и качество коммуникаций, а россияне — доступность цифровых технологий. Российские студенты чаще называют вероятным применение нечестных стратегий при использовании ЦОС.

При этом студенты разделились на три группы: принимающие ЦОС, сопротивляющиеся введению ее инструментов и те, чье отношение можно назвать смешанным. Первые характеризуются высокими баллами удовлетворенности учебным процессом, низким уровнем стрессонапряженности, они считают, что нечестные стратегии не проходят, а сами онлайн-технологии доступны в применении.

Сопротивляющиеся ЦОС не удовлетворены качеством учебного процесса и коммуникаций, оценивают уровень стресса как высокий, считают низкой доступность технологий и полагают, что многие студенты хитрят при сдаче работ и экзаменов. Есть также значительная группа середняков, уточнила Наталия Радчикова, составляющая 40% опрошенных белорусских студентов и 38% российских. Дискриминантный анализ ответов сторонников ЦОС и ее противников показал, что чем больше удовольствия студент получает от учебного процесса, тем больше он принимает ЦОС. 

Дискутант, доцент кафедры общей психологии РАНХиГС Светлана Есина, предложила продолжить исследование — сравнить уровень удовлетворенности цифровыми технологиями студентов разных специальностей. Она предположила, что обучающиеся техническим специальностям привержены цифровым технологиям больше, чем гуманитарии. Другим важным направлением изучения проблемы Светлана Есина считает исследование различия отношений к новым технологиям обучения мужчин и женщин.

Впрочем, по мнению Наталии Радчиковой, гендерные различия вряд ли будут значимыми: нынешние поколения студентов знакомятся с цифровыми технологиями в детстве и к моменту поступления в вузы хорошо владеют ими.

 Фото: Даниил Прокофьев / Высшая школа экономики  

Дата публикации: 2022.05.13

Автор: Павел Аптекарь

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: