Запрос на самостоятельность: как повысить индивидуальное благосостояние и устойчивость государства

Ученые отмечают глобальный парадокс: несмотря на масштабность охвата высшим образованием и вложениями в технологии, темпы роста производительности снижаются в большинстве стран мира. Корпорации стали инвестировать преимущественно в инициативных сотрудников, самостоятельность становится одним из ключевых свойств человека. Однако привычные системы образования его не формируют. Круглый стол на тему «Новые требования к человеческому потенциалу: развитие самостоятельности» состоялся в рамках XXIII Ясинской международной научной конференции.

Организаторы круглого стола ставили задачу комплексно: с позиции разных дисциплин и наук изучить возможности, которые сегодня имеются для самостоятельной деятельности человека, для достижения его успешности, сказал директор Института образования НИУ ВШЭ Евгений Терентьев. Важно также спроектировать новые возможности и оценить ключевые риски, которые несет их расширение.

Университеты играют ключевую роль в формировании современного человека и его самостоятельности, подчеркнул ректор Высшей школы экономики Никита Анисимов.

Никита Анисимов, фото: Высшая школа экономики  

«В настоящее время особое внимание уделяется такой активно растущей области, как обучение предпринимательству, которая составляет один из ключевых фронтиров в современном развитии университетов. Мы в Высшей школе экономики тоже это чувствуем, у нас работает Высшая школа бизнеса — одна из ведущих бизнес-школ страны, у нас есть Бизнес-инкубатор, где мы запускаем стартапы и ребята могут привлечь средства на дальнейшую деятельность», — рассказал он. В этой области огромную роль играет гибкость обучения, отметил ректор.

Человек как механизм и как субъект

Заведующий Лабораторией исследований человеческого потенциала и образования Института образования НИУ ВШЭ Павел Сорокин представил доклад, подготовленный в рамках работы НЦМУ «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала». По его словам, цель работы — понять, какое значение имеет самостоятельность в разных сферах общественной и личной жизни. При этом особое внимание уделено обучению предпринимательству, так как в этой области нет готовых решений и практик.

«Главный запрос к человеку, который сегодня ощущается и наиболее заметен, — это запрос на самостоятельность, то есть способность принимать решения, эффективно действовать в разных контекстах из сфер общественной и личной жизни, находясь в ситуации выбора и отсутствия прямого принуждения и контроля со стороны внешней среды, — полагает он. — Эти инструменты контроля сегодня утрачивают абсолютную власть над человеком, и способность самостоятельно оценивать, самостоятельно принимать решения, самостоятельно действовать становится критически важной в разных сферах».

По его мнению, сейчас идет процесс деструктуризации — снижения структурной жесткости и предсказуемости, быстрое изменение социальных институтов, движимое инициативными усилиями индивидов.

Особенно эти процессы заметны в экономике, говорит Павел Сорокин. На микроуровне это переход значительной доли рабочей силы на нестандартные формы занятости. Например, более 50% студентов в бакалавриате и более 75% в магистратуре совмещают работу и учебу. На мезоуровне это слом жестких организационных структур, когда корпорации осуществляют инвестиции преимущественно в тех сотрудников, которые предлагают собственные инициативы, а не только воспроизводят существующий регламент, в особенности в условиях дистанта. На макроуровне процесс характеризуется глобальным парадоксом: несмотря на беспрецедентный охват высшим образованием и вложениями в технологии, темпы роста производительности снижаются в большинстве стран мира.

Одна из возможных причин состоит в том, что человек практически не рассматривается как фактор развития экономики. Вместо этого в нем видят механизм воспроизводства существующих в организациях регламентов и повторения шаблонов. Фактор предпринимательской инициативы недооценен, уверен Павел Сорокин.

По данным Глобального мониторинга предпринимательства (GEM, 2021–2022 годы), ситуация в России характеризуется достаточно низкой самооценкой респондентов в области владения предпринимательскими навыками (предпоследнее, 46-е место), малой долей респондентов, занятых в корпоративном предпринимательстве в качестве наемных работников (0,3%), большим количеством тех, кто, признавая наличие хороших возможностей, не готов приступить к предпринимательской деятельности (почти 50%), а также низкой инновационной ориентацией предпринимательства (лишь около 1% предпринимателей производят продукты или оказывают услуги, которые считают новыми как минимум для своего региона).

Между тем самостоятельность, предприимчивость и инициативность все более востребованы. В частности, самостоятельность необходима не только в корпоративном секторе, но и для растущей массы фрилансеров, самозанятых и предпринимателей.

Павел Сорокин, фото: Высшая школа экономики

«Важными эффектами конструктивного самостоятельного действия являются не только индивидуальные благосостояния, но и устойчивость государства, эффективная адаптация отраслей, организаций, коллективов и сообществ к прошлым и грядущим шокам», — подчеркнул Павел Сорокин.

Чтобы доказательно измерять и формировать самостоятельность, необходимы новые исследования и практические эксперименты на всех уровнях образования, включая непрерывное обучение. На сегодняшний день мировая наука и практика не имеют готовых масштабных и доказавших свою эффективность решений ни на одном из уровней образования. В частности, вузы недостаточно помогают формированию этого навыка (не только в России, но и в мире). Очевидно, необходимо существенное обновление проектной составляющей высшего образования.

В нынешних условиях остро стоит задача поддержки и обучения предпринимателей, в том числе технологических, полагает Павел Сорокин. При этом попытки делать это в традиционных для вузов пассивных форматах недостаточно эффективны: нужна погруженность в реальную практическую деятельность, чего не могут в полной мере обеспечить ни онлайн-курсы, ни значительная часть кадрового состава, ориентирующаяся на устаревшие переводные учебники.

Востребованы специализированные структуры с включенностью корпоративных предпринимателей, в том числе в формате стартап-студии. Кроме того, нужна поддержка самостоятельной деятельности начинающих студентов-предпринимателей в реальной вневузовской среде, но с опорой на инфраструктурные ресурсы университета и экспертизу, научные разработки, уверен Павел Сорокин.

Платформа для предпринимателей

Минобрнауки уделяет большое внимание развитию экосистемы технологического предпринимательства в вузах и созданию и воспроизводству стартапов как основы технологического предпринимательства, отметил директор департамента развития технологического предпринимательства и трансфера технологий министерства Олег Чурилов. В этом году на площадке правительства будет запущен масштабный и перспективный федеральный проект — Платформа университетского технологического предпринимательства, к реализации которого будут привлечены все ведущие институты развития и многие известные вузы. Среди мероприятий проекта — массовые тренинги для студентов, создание 15 стартап-студий, механизм возмещения инвестиций в стартапы.

«Студенты получат возможность попробовать себя в качестве предпринимателей на реальных проектах, получат знания и навыки, необходимые для строительства технологических бизнесов», — рассказал Олег Чурилов. По его словам, вузы, в свою очередь, смогут реализовать модель предпринимательского университета, предложить студентам привлекательные карьерные перспективы и опробовать историю «стартап как диплом». Технологические предприниматели смогут завязать контакты с «талантливыми и проактивными» учащимися, верифицировать свои бизнес-идеи. «А инвесторы получат возможность сделать менее рискованные инвестиции», — полагает он.

Руководитель проектного офиса Платформы университетского технологического предпринимательства Даниил Ковальчук рассказал о мероприятии, заложенном в федеральном проекте, — тренинге массовых компетенций, который направлен на выявление, диагностику и развитие способности к предпринимательской деятельности. Обучение будет представлять собой деловую игру. Предполагается, что будут диагностироваться такие способности, как аналитичность, толерантность к риску, способность системно разбираться со сложными инновационными объектами, умение создавать работоспособный проект, формировать команду и другие компетенции. Тренинги начнутся в сентябре текущего года, в них примут участие более 30 тысяч студентов, а к 2030 году их будет порядка 2 миллионов, сказал Даниил Ковальчук.

Больше свобод — больше ответственности

«Следует разделить понятие предпринимательства, когда человек зарабатывает этим деньги, и предпринимательский навык, когда он осуществляет деятельность, исходя из своей способности принимать решения, выходящие за привычные рамки разделения труда и сложившихся норм», — говорит генеральный директор автономной некоммерческой организации «Агентство развития профессионального мастерства (Ворлдскиллс Россия)» Роберт Уразов.

Наравне с ростом самостоятельности необходимо рассматривать рост ответственности. Ее степень кратно увеличивается с увеличением количества прав и свобод. Для нахождения правильного баланса потребуется не одна хорошая дискуссия. Иногда увеличение возможностей и новых технологических решений на деле преуменьшает свободу, объясняет он.

Роберт Уразов, фото:  worldskills.ru

«Например, свободен ли фрилансер? Если смотреть на обратную сторону таких новых форм занятости, то человек, чтобы достигать большего количества выработки и экономических благ, вынужден работать в весьма рабских условиях. Это новый институт, и никаких институтов для балансирования пока не возникло», — привел пример Роберт Уразов. Кроме того, говорит он, между западным и российским предпринимательством большая разница. Сам феномен западного предпринимательства во многом основан на безусловном праве частной собственности, которое во многих странах сейчас находится под большим сомнением и иногда видоизменено до неузнаваемости. Исходя из этого, нужно рассматривать самостоятельность не только индивидуальную, но и коллективную, а также в привязке к коллективной ответственности.

Ректор Томского государственного университета Эдуард Галажинский предложил добавить понимание субъектности как способности преобразовывать действительность, управлять собственной жизнью и брать ответственность за нее. В разных культурах способность брать ответственность за свою жизнь демонстрируют всего от 3 до 15%. «Как показали исследования, в ковидное время студенты, которые имеют низкие навыки самоорганизации, сталкиваются с серьезными проблемами в обучении», — отметил Эдуард Галажинский.

Ректор Тюменского государственного университета Иван Романчук полагает очень важным, чтобы в обучении принимали участие действующие предприниматели. Вместе с тем нужно иметь в виду, что многие из них не могут профессионально рассказать о своем опыте и показать студентам, что способствовало их успеху. Слушатели не понимают, какие ключевые решения, факторы или внутренние качества привели этих предпринимателей к успеху. Таким образом, рядом с ними должен быть еще кто-то в роли ментора, кто мог бы совместно со студентами разобрать этот предпринимательский опыт. «Также мы столкнулись с большой проблемой верификации компетенций. Даже история «стартап как диплом» не говорит о том, что мы верифицировали данные», — подчеркнул Иван Романчук.

Самостоятельность внутри системы

Проректор ВШЭ Дмитрий Земцов отметил, что новые социальные практики обычно формируются в коллективе и в целом держатся не на одном человеке, а на социальных связях группы людей. Он предложил говорить о коллективной субъектности как о некоем способе проявить самостоятельность, потому что в одиночку это сделать очень сложно.

Дмитрий Земцов, фото:  Высшая школа экономики

Кроме того, не нужно ограничиваться стартапами, возможно, стоит восстановить практики студенческих конструкторских бюро — как ответ на вопрос, что делать в новой экономической реальности, где за технологическую трансформацию отвечают внутристрановые игроки.

Директор Центра экономики непрерывного образования ИПЭИ РАНХиГС Татьяна Клячко обратила внимание на поляризацию рынка труда, которая сейчас происходит все более активно. Соответственно, понятие самостоятельности для разных работников будет совершенно разным, полагает она. Так, роль исполнителей в сложном техногенном мире — это действия по инструкции. Отклонение от этих инструкций может быть очень опасным. «Например, сиделка в кризисных ситуациях должна действовать по указанию врача или проявлять самостоятельность?» — рассуждает Татьяна Клячко.

Что касается группы креативщиков, то встает вопрос, насколько среди них велика опасность некомпетентности? Она привела в пример систему рационализаторских движений, которая очень поощрялась в СССР. Зачастую в силу некомпетентности рационализаторов нарушались жизненно необходимые правила, например для иностранной техники.

Кроме того, Татьяна Клячко призвала не забывать о правилах обеспечения устойчивости социальной системы. Согласно множеству исследований, в любом обществе 65% консерваторов (конформистов), 30–32% — эволюционистов и лишь 3–5% новаторов. Как изменится устойчивость системы вследствие изменений их соотношения?

«Самостоятельность не равна предприимчивости. Предприимчивость — это свойство 3–5% населения, а самостоятельность нужна где-то для 35%. Всегда ограниченной будет самостоятельность для 60–65%», — подчеркнула Татьяна Клячко.

Научный руководитель НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов выделил три слоя самостоятельности. Во-первых, когда человек умеет и готов по-настоящему самостоятельно делать выбор — это умение селектировать сигналы и владеть компетенциями для их использования. Второй слой — это инициатива, когда человек способен сформулировать свое предложение. Третий — это принятие риска. Все три слоя имеют отображение и в социологии, и в психологии, и в экономической науке, и в практике. По его мнению, необходимо сформировать четкую систему измерений самостоятельности в различных сферах.

Кроме того, Ярослав Кузьминов обратил внимание на проблему реализации свободы, получаемой вследствие роста богатств и культуры. 

Ярослав Кузьминов, фото: Высшая школа экономики

«Когда мы готовили этот проект, мы очень часто говорили о цифровой несвободе. Это очень видно по поведению человека в Сети. Чем больше объем доступного нам полезного выбора, тем меньше мы выбираем и тем больше отдаем право выбора кому-то другому. Чем больше нам доступно, тем больше пространство нашего доверия. Если обычный человек выбирает осознанно в 35–50% случаев, то очень продвинутый пользователь — лишь в 10%. Та же самая ситуация с корпорациями. Экономисты наблюдают, как в кризисной ситуации, например на фондовом рынке, люди просто бросаются за кем-то вслед. То есть де-факто мы пришли к огромной информационной несвободе, на которую накладываются усиливающиеся механизмы контроля», — полагает Ярослав Кузьминов.

Подробнее о теме самостоятельности Павел Сорокин рассказал в интервью ютьюб-каналу Вышки.

Фото: iStock

Дата публикации: 2022.04.22

Автор: Марина Полякова

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: