«Насколько человек останется человеком, а машина машиной — большой вопрос»

Будут ли новые технологии разобщать или, напротив, соединять людей и общество? Какие механизмы следует использовать, чтобы балансировать интересы общества и прогресс, чтобы он не дегуманизировал человека? Как должно выстраиваться взаимодействие человека с искусственным интеллектом? Все ли технологии идут на благо людям? Эти и другие вопросы эксперты обсудили в рамках XXIII Ясинской международной научной конференции НИУ ВШЭ.

В ходе конференции прошла сессия, посвященная обсуждению совместного доклада «Прорывные инновации: человек 2.0», подготовленного Институтом статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) ВШЭ и Управлением исследований и инноваций Сбербанка. Мероприятие было организовано Научным центром мирового уровня (НЦМУ) «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала».

Леонид Гохберг, фото: Высшая школа экономики

Модератор сессии Леонид Гохберг, один из редакторов доклада, первый проректор ВШЭ, директор ИСИЭЗ, подчеркнул, что изучение взаимного влияния развития человека и технологий — важный элемент исследовательской повестки НЦМУ. Рассматривая технологии формирования «человека дополненного», авторы стремились показать не только позитивные эффекты, но и не всегда полностью осознаваемые риски и возможности их парирования.

Вице-президент, директор Управления исследований и инноваций Сбербанка Альберт Ефимов напомнил о пророчестве выдающегося фантаста Станислава Лема: писатель в романе «Сумма технологии» предвидел стремление улучшить человека. «Мы лишь подбираем факты: Лем многое угадал, а к чему-то только подходим», — сказал Альберт Ефимов. Он рассказал о конкретных примерах сочетания возможностей и вызовов. Например, ассистивные технологии создают возможности для людей, частично потерявших здоровье, и одновременно несут для них риски. Так, в США большая группа пациентов, которым вживили импланты для улучшения зрения, оказались без техподдержки и обновлений из-за финансовых проблем и переориентации компании-производителя. Другая важная тема — образование, которое очень чувствительно к регулированию. Например, запрет в КНР частным компаниям проводить коммерческие занятия по подготовке к школе и выпускным экзаменам вынудил их сократить проекты и уволить десятки тысяч сотрудников, не говоря о миллионах учеников, оставшихся без дополнительного обучения.

Разрабатываются интерфейсы мозг-компьютер, рассказывает Альберт Ефимов. Недавно Илон Маск заявил о начале клинических исследований нейрочипов на людях; в перспективе эта технология может вернуть парализованным способность ходить. Более миниатюрными и доступными становятся носимые устройства для контроля здоровья и отдельных функций человека. Эксперт напомнил: недавно была завершена расшифровка генома; вероятно, вскоре будет возможно и его чтение. Редактирование генома животных, которое тоже исследуется сейчас, может предотвращать аллергию человека на шерсть питомцев.

Альберт Ефимов, фото: sk.ru

Усугубились вопросы кибербезопасности: ущерб от действий мошенников в этой сфере достигает триллионов долларов, а новые технологии позволяют даже не самым продвинутым злоумышленникам получать выкуп. Также много вопросов вызывает этика искусственного интеллекта. Если еще несколько лет назад эта тема вызывала ухмылки на лицах представителей крупного бизнеса, то сейчас мы наблюдаем существенный рост исследований этого вопроса со стороны корпораций.

По мнению Альберта Ефимова, актуальные вопросы сейчас формулируются так: исключает ли технология механизмы человеческой эволюции или прогресс гуманизирует естественный отбор? Будут ли новые технологии разобщать или, напротив, соединять людей и общество? И наконец, какие механизмы следует использовать, чтобы балансировать прогресс и общество, чтобы уберечь человека от дегуманизации?

Заведующий Лабораторией исследований науки и технологий ИСИЭЗ Оздчан Саритас отметил стремительное развитие технологий. Некоторые изобретения, которые недавно выглядели фантастикой, например умные часы и экзоскелеты, помогающие инвалидам и людям, занятым переноской тяжестей, вошли в нашу жизнь. Пора думать о комплексе носимых технологий и имплантов, при этом надо понимать, что развитие последних может замедлиться из-за проблемы с выпуском чипов. Также Оздчан Саритас считает важным разработку интегрированных лекарств, снижающих негативные последствия применения анестезии.

Инициатор создания НЦМУ проректор ВШЭ Лилия Овчарова считает, что скорость внедрения новых технологий зависит от благосостояния населения, активности бизнеса и государства, их взаимодействия. «Если население живет в бедности, будут работать только технологии, входящие в стандарт выживания. Забота о здоровье заработает, когда у людей появится хоть немного средств», — уверена Лилия Овчарова. Если технологии будут доступны только богатым, технологии умрут, а если охватят средний класс и расширенный средний класс, то будут востребованными, полагает она.

Лилия Овчарова, фото: Высшая школа экономики

Иногда, считает Лилия Овчарова, развитие технологий в отдельных отраслях, например в медицине и фармацевтике, искусственно сдерживается компаниями, не желающими снижать цены на свою продукцию, в том числе на определенные виды лекарств. Уровень распространения технологий зависит от возможностей населения приобрести их, от поддержки государством, способности и готовности бизнеса сделать инновации массовыми, констатировала она.

Футуролог Хосе Кордейро уверен, что уже в недалеком будущем человечество добьется значительных успехов: к 2029–2030 годам продолжительность жизни человека будет повышаться ежегодно на год, причем человек получит возможность становиться моложе, а к 2045 году люди, полагает он, станут «практически бессмертными». В относительно недалеком будущем, считает Хосе Кордейро, появится глобальный интеллект, который превзойдет коллективный человеческий. Технологии робототехники и ИИ сближаются, наконец развиваются космические технологии. «Человеческая цивилизация будет эволюционировать не только на Земле», — заявил футуролог. «Как трансгуманист я надеюсь на суперпродолжительность жизни, суперинтеллект, суперблагополучие и суперсчастье», — подытожил Хосе Кордейро.

Директор Института фармации и трансляционной медицины Медицинского университета имени И.М. Сеченова Вадим Тарасов отметил, что применение технологий не всегда выгодно предпринимателям и обычным людям. Так, если у предпринимателей нет альтернатив их нынешней продукции, то они не находят мотива для внедрения инноваций. Но в нынешней реальности те, кто быстрее сможет применить технологии и посчитать, где они будут эффективными, вырвутся вперед.

Вадим Тарасов, фото: pnp.ru

Вадим Тарасов полагает, что некоторые технологии, например биопринтинг, будут вскоре востребованы в медицине и производстве продуктов питания, но печать лекарств выглядит скорее научной задачей. Однако в более длительной перспективе это позволит вернуть аптеки как малые производства, изготовляющие часть лекарств под конкретного пациента.

Леонид Гохберг предложил обсудить темы развития этики и сохранения человечности в будущем высокотехнологичном мире, а также технологическую фрустрацию как болезнь современного человека.

Оздчан Саритас уверен, что следует рассматривать разные сценарии взаимоотношений человека и технологий, где лидирующую роль могут выполнять оба участника. Важно, уверен он, создавать среду, где человек и машина будут не конкурировать, а сотрудничать, создавая экосистемы. «Наша цель — добавить в уравнение человеческий мозг, чтобы человек стал частью коллективного интеллекта», — сказал эксперт.

Он напомнил о значительном технологическом разрыве между отдельными странами и регионами. «Миллиард людей живут без чистой воды и электричества, есть страны, в которых происходит только первая промышленная революция», — отметил он. Будущий мир, полагает заведующий лабораторией, будет миром диффузии технологий.

«Насколько человек останется человеком, а машина машиной — большой вопрос», — присоединилась к дискуссии Лилия Овчарова. Ассистивные гаджеты начинают вытеснять животных — возможно, расходы на компенсацию одиночества следует включить в минимальную потребительскую корзину пожилых людей. Она отметила ускорение технореволюций: в прошлом бурный старт новых технологий тормозился текущим поколением, и им приходилось дожидаться взросления детей. Сейчас, полагает проректор ВШЭ, надо научиться рассчитывать эффекты применения технологий, чтобы они не приводили к резким изменениям структуры рабочих мест. Технооптимисты не всегда понимают, чем займется работник, замещенный машиной.

Важны также поддерживающие технологии: например, в Японии выпускают автомобили, подстроенные под манеру вождения пожилых людей, есть развивающие технологии, предполагающие партнерство человека и машины. Следует формировать отношения человека с роботами и клонами так, чтобы они строились дружески, как раньше с лошадью или автомашиной, считает Лилия Овчарова. Наконец, технологии могут менять и гендерные роли: в умных домах мужчины чаще занимаются домашними делами, связанными с управлением сложными приборами и системами.

«Мы увидим конец человеческой цивилизации и начало трансчеловеческой эры, и у нас будет безграничный интеллект. Я не боюсь искусственного интеллекта, а боюсь человеческой глупости. Мы не должны бояться человекомашинной цивилизации. Нет пределов развитию знания», — продолжал излучать оптимизм Хосе Кордейро. «Проблемы не только в глупости, но и в дорогах», — парировал Леонид Гохберг.

В свою очередь Альберт Ефимов отметил: «Человечество научилось жить с собственной глупостью, а с искусственным интеллектом пока нет, так как его не создали. Нужно осознавать опасности обоих видов интеллекта». Технологии, полагает Альберт Ефимов, должны освободить человека от выполнения ряда рутинных работ и обязанностей, усиливая наши возможности по покорению природы.

Вадим Тарасов считает, что стремительного перехода в виртуальный мир не произойдет. Метавселенная пока выглядит комбинацией нынешних технологий, которые могут упростить нашу жизнь. Если происходит внедрение новых технологий, должны меняться социальные роли, полагает он. Люди должны со школы учиться перестраиваться и понимать, что будут переходы в профессии и, возможно, между специальностями. «Самое большое преимущество человека пока — это творческие профессии, а технологии должны повлиять на школу, образование и воспитание. Тогда мы не потеряем человека», — полагает Вадим Тарасов.

«Сегодняшняя дискуссия показала ряд областей, где исследования следует продолжить», — сказал в завершение сессии Леонид Гохберг.

Фото: iStock

Дата публикации: 2022.04.22

Автор: Павел Аптекарь

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: