Пришли зелеными студентами, трудились «в огне»: как пандемия отразилась на молодых медиках

Пандемия коронавируса оказала положительное влияние на самочувствие молодых медиков, получивших боевое крещение в ковидных госпиталях. Они приобрели уникальный опыт и ощутили значимость своей работы. Кроме того, «красные зоны» сплотили коллективы и способствовали развитию наставничества. Об этом шла речь на сессии XXIII Ясинской международной научной конференции, посвященной социологии медицины. Также обсуждались мифы об онкологии, страх обращения за психологической помощью и судебные иски против врачей.

Аспирант Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Дарья Асатурян провела социологический анализ представления пациентов о природе возникновения онкологических заболеваний. На сегодняшний день рак входит в топ-10 заболеваний, которые выступают главными причинами смертности в развитых странах, в том числе и в России, и нередко сопровождается особым страхом перед ним. Снизить повышенную тревожность, связанную с непредсказуемостью заболевания, помогают такие механизмы, как обыденные теории причин развития онкологии. Исследователь условно разделила их на несколько типов: психосоматика (стресс, негативное мышление и эмоции, мысли о раке и т.д.), генетика, неблагоприятная окружающая среда, неправильный образ жизни и питание, а также фатализм (рак — это судьба, дело случая, рулетка).

«Таким образом, редуцируя сложную, комплексную природу заболевания до вполне конкретных контролируемых факторов, респонденты оценивают свои шансы заболеть и выбирают стратегию поведения в зависимости от результатов подобной оценки. В случае если обыденные теории помогают оценить свои шансы как низкие, информанты проявляют меньшую онконастороженность и проактивность в поле самосохранительного поведения», — пояснила Дарья Асатурян.

Научный сотрудник Европейского университета в Санкт-Петербурге Дарья Ходоренко сделала обзор опыта пациентов и медицинских стандартов в судебных решениях. Предметом исследования стала большая подборка исков пациентов по компенсации вреда. Ключевой момент в таких делах — доказательства причиненного действиями медиков вреда, а также определение размеров ущерба. Вред можно разделить на три вида: ущерб здоровью, материальный ущерб и моральный вред. Первые две категории определяются в судебных решениях с опорой на объективные медицинские критерии или документы, подтверждающие дополнительные расходы истца. Ситуация с определением морального вреда гораздо сложнее. Такие дела наиболее многочисленны, однако российское законодательство не устанавливает, как определить причиненный вред и оценить его размер.

«В судебных разбирательствах сложные отношения пациентов, медицинских профессионалов и уникальных обстоятельств превращаются в нарративы следования формальным и неформальным правилам. Доказательства причиненного ущерба становятся значимыми для суда, только если сопровождаются доказательствами нарушения правил лечения. Истцу нужно представить лечение как прозрачную последовательность верных действий пациента и неверных действий работников медучреждения. Найденные ответчиками нарушения правил лечения, допущенные потерпевшими, обесценивают аргументы истцов и лишают их права на компенсацию», — рассказала Дарья Ходоренко.

Согласно результатам анализа судебных решений, размер запрашиваемых и присуждаемых компенсаций увеличивают такие факторы, как сложность дела, смерть потерпевших и присутствие в деле детей.

В центре доклада аспиранта Южного федерального университета Алены Черевковой стоит социальное самочувствие молодых медиков, профессиональное становление которых проходит на фоне пандемии. Ситуация потребовала мобилизации всех имеющихся ресурсов, и на помощь были призваны студенты старших курсов и недавние выпускники медицинских вузов, ординаторы, не имевшие опыта работы до начала пандемии. Они вышли на работу как в «красные зоны», так и в обычные поликлиники, больницы, роддома.

Фото: iStock

По мнению докладчика, пандемия оказала положительное влияние на самочувствие тех, чьим первым местом работы стали моноинфекционные госпитали. Они смогли, хоть и временно, улучшить свое социально-экономическое положение, получить уникальный опыт работы, ощутили повышение престижа своей профессии. Для среднего медперсонала работа в этих организациях также стала возможностью получить дополнительные баллы при поступлении в ординатуру, что непросто при дефиците бюджетных мест. Также работа способствовала развитию наставничества в условиях необходимости быстрой подготовки специалистов.

«Медики опыт работы в моноинфекционных госпиталях оценивают как «боевое крещение», «самопожертвование», «бой», «работу “в огне”», на которую они пришли как «зеленые студенты» и где «трудились не покладая рук», работая с пациентами, находящимися «на грани жизни и смерти», а затем «с чувством выполненного долга» шли домой. Работа в госпитале расценивается как закалка характера», — рассказала Алена Черевкова.

Вместе с тем медики, начавшие работать в неперепрофилированных учреждениях, не удовлетворены своими доходами и условиями работы, притом что также работают в ситуации повышенных эпидемиологических рисков и возросшей нагрузки.

В целом молодые врачи, независимо от места работы, ориентированы на дальнейшее профессиональное развитие, но испытывают беспокойство по поводу будущего трудоустройства и возможности финансово обеспечить свою семью.

Научный сотрудник ФГБУН «Вологодский научный центр РАН» Елена Смолева посвятила свой доклад общественному психическому здоровью на фоне пандемии. Исследование проведено на примере населения Вологодской области в феврале 2021 года, когда в регионе начался спад второй волны коронавирусной инфекции.

Исследование подтверждает, что ситуация носит стрессогенный характер, так как люди испытывают вынужденное отчуждение из-за режима самоизоляции и неуверенность в завтрашнем дне. Зафиксирован рост симптоматики тревожных и депрессивных расстройств (на субклиническом уровне — у 48% респондентов, на клиническом уровне — у 8%). Стресс оказал влияние на удовлетворенность жизнью, что привело к снижению ее уровня. Адаптационные ресурсы населения уменьшаются, а доля дезадаптированных жителей увеличивается.

В старших возрастных группах чаще проявляются симптомы депрессии, а молодые люди чаще демонстрируют проявления тревоги. Симптомы сильнее у наименее обеспеченных жителей региона.

Большинство опрошенных считают, что психические расстройства с большей вероятностью возникают у человека, если он часто подвергается стрессу. Вместе с тем они не считают проблемой недоступность профессиональной психологической помощи. Распространены негативные стереотипы в отношении людей с психическими расстройствами, что снижает обращаемость за помощью из-за боязни разглашения информации. Сложившаяся ситуация требует более внимательного отношения к программам просвещения населения региона по вопросам психического здоровья и нездоровья, подчеркивает Елена Смолева.

Фото: iStock

Дата публикации: 2022.04.08

Автор: Марина Полякова

Будь всегда в курсе !
Подпишись на наши новости: